Морфей_де_Кореллон
That kill was sponsored by Hyperion
Однострочники с туров 4, 5 и 6 Dragon Age:

банн Теган/Алистер, ночь перед коронацией. методы успокаивания будущего короля

- Я не хочу! Нет, я не пойду и не уговаривайте меня! Сначала Морриган, потом ЭТО! Вы сговорились, сговорились с этой проклятой Амелл и решили свести меня со света, да?
Банн Теган вздохнул, устало смотря на будущего короля, уже второй час к ряду закатывающего истерику. Раз за разом, стоило только мужчине найти хоть какие-то способы уразумления Тейрина, он молчал минут пять и всё начиналось заново.
- А ведь я мог бы быть героем и умереть в битве с Архидемоном, - тем временем Алистер и не думал замолкать, продолжая изливать на советника тонны уныния и совершенно детской обиды.
Ребёнок. Именно что ребёнок. Прошедший войну мальчишка, так и оставшийся чистым и незамутнённым. Больше всего Тегану хотелось сейчас поставить Тейрина в угол или отходить ремнём по попе, для профилактики от нытья и жевания соплей, но, увы, с будущим правителем так было сделать нельзя, поэтому банн ещё раз вздохнул и громко поинтересовался, перебивая стенающего Алистера:
- Ваше величество, может быть... вы хотите мороженного?
Тейрин замер на полшаге и оборвав фразу на середине, повернулся к советнику.
- Что?
- Говорю, что, может быть, вы хотите мороженного? - терпеливо повторил мужчина.
- Хочу, - удивлённо кивнул воин, разом забыв, о чём говорил до этого. - А у нас есть?
- Вы же будущий король. А у короля есть всё, - это был совершенно расчётливый ход со стороны Тегана, но с детьми ведь иначе нельзя. - Тем более какое-то мороженное.

Морриган, м!ГГ или Алистер. Морриган исчезает, оставив ребёнка отцу. "Не так страшен Архидемон, как его малютка". Фразу можно не использовать.

- Ну и что нам с ним делать? - Алистер опасливо покосился на укрытую полупрозрачной тканью корзинку.
Кусланд вздохнул и осторожно опустил ношу на стол, стараясь не делать резких движений. Ребёнок недовольно засопел, от того, что его перестали качать, мужчины затаили дыхание, но всё обошлось: кроха засунула палец в рот и продолжила спать. Оба Серых Стража синхронно выдохнули, Алистер неуверенно и немного нервно улыбнулся, а Кусланд наконец тихонько выругался сквозь зубы, отмечая, что махать мечом на тренировке и то меньше руки устают, чем несколько часов успокаивать орущего младенца.
- Не знаю.
- Как думаешь, может нам Винн поможет? Она же этих... магов столько воспитала, - с сомнением протянул Тейрин.
- Или Лелиана... - начал было Герой Ферелдена, но осёкся под взглядом друга.
- Такая же вертихвостка, как и наша ведьма, - отрезал Алистер.
- Зато она мне жизнь спасла.
- А предупреждала, чего это будет стоить? - ехидно уточнил Тейрин, лукаво смотря на Кусланда.
- Нет.
- Вооот! Что и требовалось доказать! - Алистер довольно поднял вверх палец, подчёркивая свою правоту, да так и замер, услышав тихое хныкание.
- Заткнись, а? - прошипел Герой Ферелдена, тут же вскочивший со стула и метнувшийся к корзинке. - Ненавижу женщин... вот почему я не согласился на предложение Зеврана, а?
- Но нам нужна женщина… Какая-нибудь. Ты же не собираешься заниматься с ней сам? – Алистер кивнул на ребёнка. – Найди себе жену, а сам под первым же предлогом смоешься на войну…
Кусланд с Тейрином переглянулись, осенённые внезапной догадкой.
- Анора!

М!Хоук/Cебастьян, на соперничестве. Хоук не может понять, действительно ли хочет Ваэля потому что хочет или потому, что тот сопротивляется.

- Эй, принц, что ты делаешь сегодня вечером? - Хоук склонил голову на бок, улыбаясь и откровенно рассматривая Ваэля, лаская взглядом подтянутую фигуру, дорисовывая её в воображении под ненавистным доспехом.
Команда только недавно вернулась с очередного задания, все решили отдохнуть в висельнике, немного расслабиться, и юный принц не стал исключением. Тяжёлый лук был прислонён к стене, а в руках у мужчины была кружка пива из которой он осторожно потягивал местное пойло, единственная прелесть которого была в том, что оно было холодным. Гаррет рассматривал лучника ничуть не стесняясь, даже, напротив, демонстрируя, что о нём думает. Когда пауза затянулась и Хоук уже хотел в ехидной форме повторить вопрос, Себастьян поднял голову и посмотрел на разбойника, отвечая.
- Молюсь. Я каждый вечер молюсь. И по утрам тоже.
Хоук демонстративно сплюнул себе под ноги, встретив взгляд холодных, небесных глаз. Ваэль бесил его одним фактом своего существования, и временами Гаррету хотелось просто и без изысков свернуть ему шею.
- Хочешь, я помогу тебе помолиться? У меня в спальне гости частенько вспоминают создателя. - Разбойник оскалился в улыбке, сдержав вспыхнувшее раздражение.
Слушавшие разговор компаньоны сделали вид, что их это не касается и продолжили обсуждать что-то своё, оставляя лучника без поддержки. Принц резко встал, бросил на стол пару монет за пиво и ответил лидеру.
- Нет, спасибо, обойдусь как-нибудь без тебя, Хоук.
Стоило Ваэлю уйти, как Гаррет зло ударил по столу кулаком, представляя себе слащавую мордашку принца, обещая себе, что недолго принцу осталось ещё отказывать своему лидеру.

м!Хоук, Андерс во время Наследия, Хоук всячески пытается отвлечь Андерса от зова. "Давай обсудим твой манифест".

Глубинные тропы. Они способны нагонять страх и ужас даже на закалённых боями ветеранов, не то что на группку авантюристов. Но хуже всех приходится бывшему Серому Стражу. Андерс идёт ровно, но Хоук видит, как побелели пальцы целителя, сжимающие посох, как губы беззвучно шепчут то ли слова заклинания, то ли ответ Справедливости. Гаррет морщится, помнит, как целитель предупреждал, что из ордена нельзя уйти - это на всю жизнь. Кровь Порождений Тьмы навечно отравила тело и разум мага, делая из него настоящую живую бомбу, точно целую бочку кунарийского порошка, что они заряжают в пушки.
- Интересно, кроме меня кто-нибудь слышит барабаны? - тихо шепчет маг, не поднимая взгляда от земли и не интересуясь ответом на свой странный вопрос. Зато Хоук заметно вздрагивает, подходит к магу, останавливает, перехватывая рукой за плечо, заглядывает в глаза. Взгляд отступника ещё осмысленный и Гаррет облегчённо выдыхает, успокаиваясь, берёт за руку, переплетая пальцы, не обращая внимания на остальных. Надо идти дальше, но позволить любовнику мучиться Хоук не может, крепко сжимает руку, давая видимость защиты, предлагает, надеясь отвлечь от того, с чем не в силах бороться:
- Хочешь, давай обсудим твой манифест?
Андерс удивлённо смотрит, выдавливает из себя кривую улыбку и благодарно кивает. Ради такого человека, бывший Серый Страж готов пойти куда угодно.

м!Сурана/ Андерс, времен Пробуждения. Сурана брутален, суров и привык командовать (плюс он любимый ученик Ирвинга, как водится). Андерс думает, что "попал" в стражи как раньше в Круг и ведет себя соответственно. Сурана недоумевает, но потом догадывается. Романс, юмор, что угодно кроме дарка и насилия.

Андерс крался по коридорам, точно настоящий кот, тихо и осторожно, прислушиваясь к каждому шороху, выхватывая взглядом каждое движение и не обращая внимания на неподвижные вещи. Именно поэтому отступник пропустил замершего в дверях одной из комнат Сурану. Эльф стоял, скрестив руки на груди, и с интересом наблюдал за целителем.
- Андерс, ты ничего не хочешь мне сказать? - негромко поинтересовался глава Серых Стражей, как только маг "прокрался" мимо.
Целитель чуть не подпрыгнул на месте, резко развернулся и выставил руки в сторону говорившего. На кончиках пальцев подрагивал магический огонь, который Андерс тут же затушил, узнав Сурану.
- А что, должен? - с вызовом спросил целитель, не спеша расслабляться.
- Хотелось бы, - серьёзно отозвался эльф. - Это же ты пытаешься сбежать, а не я.
- Прикажи вернуть меня назад, и всего-то делов.
Сурана опустил руки, выпрямляясь, не сводя взгляда с Андерса, сказал:
– Я наблюдаю за тобой уже несколько дней и пришёл к забавному выводу: ты явно путаешь Круг и орден. Это глупо. Ты не можешь теперь перестать быть Стражем, но ты свободен. Единственное, что неприкосновенно – тайна ритуала, остальное - дело личной чести и решений. И если ты однажды всё-таки решишь сбежать,.. я не буду тебя искать, хоть и расстроюсь. Но, это твоя жизнь, Андерс.
Эльф развернулся и направился к себе, оставив отступника осмыслять свои слова. Сурана не просто так был лучшим учеником Ирвинга, он очень хорошо умел видеть людей и понял, что Андерса нельзя заставлять, нужно осторожно приручать, манипулируя.
- Сурана, подожди! – Андерс нагнал эльфийского мага уже в самых дверях его комнаты…

Алистер, Морриган. Парочка меняется телами. Все вытекающие из этого последствия, ехидные комментарии окружающих. Юмор, стеб.

- Помыслить я и не могла, что всё ужасно может быть настолько. Скажи, это так заведено у стражей, не мыться по неделе кряду?
Морриган, казалось, можно было узнать всегда и везде. Даже если она выглядела, как кто-то другой: к переменам ведьмы весь отряд давно привык, магия оборотничества не раз спасала чужие жизни. Но вот увидеть Алистера, точь-в-точь пародирующего ненавистную ему девушку, было очень странно. Махариэль с Огреном удивлённо смотрели на неразлучную парочку недругов, и только Зевран таинственно улыбался, не вдаваясь в комментарии - он сразу понял, что произошло, и сейчас просто наслаждался уникальным зрелищем.
- Ал, с тобой всё в порядке? - Герой Ферелдена неуверенно обратился к другу, пытаясь заглянуть в глаза.
- Разумеется, - хмуро ответила ведьма, зеркально отразив эмоции Тейрина. - Со мной всё просто прекрасно, если не учитывать, что я теперь баба.
Зевран не удержался, прыснул в кулак, Огрену на осмысление потребовалось чуть больше времени, но, вопреки расхожему мнению, соображал он быстро, и теперь по лагерю разносился душевный хохот эльфа с гномом. А вот Махариэль масштаба трагедии не осознал и переспросил:
- Что ты сказал?
- Сказал он, что подверглись мы проклятью древнему. И в том вина его, хоть не признал он этого.
Герой Ферелдена вздрогнул, растерянно посмотрел на обоих спутников по очереди, не найдя что сказать.
- Мой друг, зато представь, какие у тебя открываются перспективы. - Антиванский Ворон приобнял ведьму за плечи и говорил почти на самое ухо. - Теперь ты можешь разводить девушек на однополую любовь. А ещё у тебя есть свои собственные прелести.
Алистер в теле Морриган покраснел, чем вызвал новый приступ смеха у бесстыжего эльфа.

Логейн, Кайлан. AU, POV. Логейн перед военным советом связывает Кайлана и оставляет того в палатке. Все недоумевают, Логейн торжествует.

Едва выйдя из палатки я сразу ловлю несколько недоумённых взглядов, даже, я бы сказал, заинтересованных. Так и вижу написанные на лицах вопросы и, сразу, варианты ответов на них. Смешно. Особенно веселит то, что ни одна шваль не рискнёт их озвучить. Боятся. И правильно, в общем-то, боятся. Полагаю, если бы они знали, что произошло на самом деле, то боялись бы ещё больше, а смотрели бы уже с неприкрытым ужасом. Мол "как он посмел?" А я не только посмел, я ещё и сделал. О, да... Я долго терпел. Очень долго. Убеждал, уговаривал, даже кричал на него, всё как об стену горох. А сегодня мне надоело. Надоело, что этот сопляк считает себя умнее, считает себя в праве мне указывать. Мне! Тому, благодаря кому он вообще имел возможность не то что на трон сесть, на свет-то появиться! Ох... и почему я не придушил Мэрика при первой же встрече? Или потом... ведь сколько было возможностей! Ох, ладно, что уж теперь сожалеть о том, что не сделал? Главное, что сегодня этот сопляк, Кайлан, хоть раз исполнит мой совет. Пусть и принудительно, ему полезно. Если он такой же как его отец, то сидеть ему связанным до утра, а если нет, то будет хоть за что уважать.
- Господин Логейн, что-то случилось?
Кто-то всё же решился задать мне вопрос, тем лучше, надо только сделать скорбное лицо.
- Его величеству нездоровится, он просил не будить его до утра и провести совет без него...

male!Хоук/Андерс, хёрт/комфорт после смерти Леандры. Андерс потрясён, видя обычно сильного и самоуверенного Хоука таким убитым и подавленным. Смена ролей в постели, рейтинг желателен.

- Тряпка! - презрительно бросает целитель, вставая и отворачиваясь.
Простые слова утешений кончились, и от итога разговора Хоук вздрагивает, поднимает обретающий осмысленность взгляд на любовника, вернее на его спину.
- Что?
- Что слышал. Я думал, ты лидер, за которым не стыдно идти, но теперь вижу, что ты просто тряпка, - подчеркнув последнее слово, повторяет Андерс.
- Да как ты смеешь так говорить?! - Гаррет вскакивает, рывком поворачивает к себе целителя, с силой толкая к стене.
Андерс морщится и шипит от сильного удара, плечи просто сводит под грубой хваткой воина. Казалось, ещё мгновение, и Хоук ударит своего любовника. Маг опускает глаза, понимая, что сейчас нужно продолжать начатую игру, пусть разозлить сильнее, но вывести из того обречённого состояния, что было. Боль можно и потерпеть, а ссадины потом залечить.
- Смею, - упрямо отвечает отступник.
Гаррет буквально рычит, сдирает одежду, словно желая порвать вместе с обладателем, но вместо этого лишь впивается болезненным поцелуем в губы. Сегодня Андерс уступит, позволит делать с собой всё, что угодно. Потому что он знает - некоторые раны лечить надо радикально, забыв о себе, если действительно хочешь помочь.

@темы: слеш, сделано мной, рассказы, Хоук, Фенрис, Андерс, Алистер, Dragon Age